Category: общество

букник

Видеоблог. Меир Хар-Цион и Красная Скала

Юный кибуцник Меир Хар-Цион с младшей сестрой Шошаной шли в Галилею, к истокам Иордана. Вперед их вели любопытство и дерзость. В Израиле уже не было мест, где бы они не побывали. Чтобы не делать большой крюк, пошли напрямик — через Сирию. Там их и задержали.

Было это в 1952 году. Около месяца путешественники провели в тюрьмах Кунейтры и Дамаска. Свобода пришла после вмешательства ООН и Красного Креста — Меира и Шошану поменяли на троих сирийских офицеров.

В следующем, 1953 году неугомонный Хар-Цион, уже боец легендарного шароновского «отряда 101», с подругой Рахелью Савораи сходил в Петру — таинственную столицу набатейского царства, к Красной скале — мимо постов арабских легионеров, мимо бедуинских кочевников, которые ненавидели израильтян, — и вернулся. Путешественникам пришлось преодолеть убийственный Негев и 70-метровые склоны Вади Муса. Вместо запланированных двух суток переход занял четыре ночи и три дня.

Как оказалось, друзья положили начало рыцарской традиции, просуществовавшей в израильской армии многие годы. Они побывали у Красной скалы и вернулись живыми…

Начались походы в Петру — сначала бойцов сто первого отряда, а затем десантников. Это было похоже на повальное безумие.

Легионеры, узнавшие о странном ритуале израильских парашютистов, стали устраивать засады — через четыре месяца в Иордании пропали пятеро израильтян. Их расстреляли в полицейском участке деревни Бар Мадкур. Но другим — точное их количество неизвестно — удавалось дойти до Петры и благополучно вернуться.

Те, кто побывал у Красной Скалы, как бы вступали в «рыцарский орден». На них смотрели как на титанов, для которых не существует невозможного. Они стали легендой армии, легендой Израиля.
В 1955-м поэт Хаим Шеффер и композитор Йонатан Зарай написали песню «А-села а-адом» — «Красная скала». Ее спел Арик Лави.




читать далее...
букник

Текст. Робинзон Крузо, Вечный Жид

В этой истории, на первый взгляд, нет ни одного еврея. Ни Даниэль Дефо, ни Робинзон Крузо, ни Чуковский, который пересказал Робинзона для детей и навсегда исказил этот роман в памяти русскоязычного читателя, ни даже Лев Толстой, первый уложившийся при пересказе этого романа в тридцать страниц – ни один из этих достойных людей не был обрезан. Однако история приключений Робинзона Крузо полна еврейских тем, ну или хотя бы ассоциаций, близких сердцу юноши, больного пятым пунктом.

http://booknik.ru/publications/?id=24364