Category: история

букник

Советский пилпуль на историческом фронте

Летом 1944-го схлестнулись представители двух направлений: ортодоксально-марксистского во главе с академиком Панкратовой и национально-государственного, лидером которого по иронии судьбы стал академик Тарле, неизменно настаивавший, чтобы его фамилию произносили с ударением на первый слог, поскольку «я не француз, а еврей».

читать далее...
букник

Семен Глузман. Рисунки по памяти, или Воспоминания отсидента

И среди нас, так называемых диссидентов, случались в зоне люди малоприятные. Антикоммунистическая убежденность отнюдь не всегда совпадала с «идеальным характером» (да и что это такое – «идеальный характер»?). Консолидация «антисоветчиков» и «буржуазных националистов» в лагере была ответом на давящую, разрушающую репрессию. И мы прощали друг другу срывы, мелкие проступки, несправедливые, остро ранящие слова…

читать далее...
букник

Статьи & Интервью. Барбара Майерхофф: Расскажи свою историю

Истории о пейоте, услышанные ею от шамана племени уичолов и пересказанные Кастанеде, принесли тому славу и деньги, тогдашнему поколению 20-летних – навязчивую мечту о расширении сознания с помощью экзотических индейских снадобий, ей же самой стоили здоровья и научной карьеры.


читать далее...
букник

Видеоблог. Меир Хар-Цион и Красная Скала

Юный кибуцник Меир Хар-Цион с младшей сестрой Шошаной шли в Галилею, к истокам Иордана. Вперед их вели любопытство и дерзость. В Израиле уже не было мест, где бы они не побывали. Чтобы не делать большой крюк, пошли напрямик — через Сирию. Там их и задержали.

Было это в 1952 году. Около месяца путешественники провели в тюрьмах Кунейтры и Дамаска. Свобода пришла после вмешательства ООН и Красного Креста — Меира и Шошану поменяли на троих сирийских офицеров.

В следующем, 1953 году неугомонный Хар-Цион, уже боец легендарного шароновского «отряда 101», с подругой Рахелью Савораи сходил в Петру — таинственную столицу набатейского царства, к Красной скале — мимо постов арабских легионеров, мимо бедуинских кочевников, которые ненавидели израильтян, — и вернулся. Путешественникам пришлось преодолеть убийственный Негев и 70-метровые склоны Вади Муса. Вместо запланированных двух суток переход занял четыре ночи и три дня.

Как оказалось, друзья положили начало рыцарской традиции, просуществовавшей в израильской армии многие годы. Они побывали у Красной скалы и вернулись живыми…

Начались походы в Петру — сначала бойцов сто первого отряда, а затем десантников. Это было похоже на повальное безумие.

Легионеры, узнавшие о странном ритуале израильских парашютистов, стали устраивать засады — через четыре месяца в Иордании пропали пятеро израильтян. Их расстреляли в полицейском участке деревни Бар Мадкур. Но другим — точное их количество неизвестно — удавалось дойти до Петры и благополучно вернуться.

Те, кто побывал у Красной Скалы, как бы вступали в «рыцарский орден». На них смотрели как на титанов, для которых не существует невозможного. Они стали легендой армии, легендой Израиля.
В 1955-м поэт Хаим Шеффер и композитор Йонатан Зарай написали песню «А-села а-адом» — «Красная скала». Ее спел Арик Лави.




читать далее...